ixl_ru (ixl_ru) wrote,
ixl_ru
ixl_ru

Category:

Нескладушки

Попробовал сравнить имеющиеся воспоминания свидетелей отречения Николая II. Обнаружились довольно странные вещи. Ниже приводятся три ключевых момента, в которых разные свидетельства явно противоречат друг другу. Речь идет о последовательности ключевых событий или однозначно определяемых фактах (присутствовал/не присутствовал, отдал/не отдал).

1. Телеграммы Алексееву и Родзянко об отречении. Днем 2 марта царь решает отречься. Пишутся телеграммы, сообщающие об этом в Ставку Алексееву и в Петербург Родзянко. Но затем возникают какие-то колебания, и Николай II требует телеграммы назад…

а) Дворцовый комендант В.Н.Воейков.
Рузский жил на вокзале в своём поезде. Генерал Нарышкин через несколько минут вернулся и доложил государю, что генерал-адъютант Рузский отказался вернуть ему отречение, сказав что сам сейчас принесёт Его Величеству. Прошло мучительных минут десять, пока Рузский, не торопясь, подошел к императорскому поезду. Он был принят государем в очень короткой аудиенции и вернул Его Величеству подписанное отречение вместе с двумя телеграммами, касавшимися этого акта; одной – на имя председателя Государственной думы, а другой – на имя генерал-адъютанта Алексеева.

б) Начальник штаба Северного фронта генерал Ю.Н. Данилов (передается разговор с генералом Рузским).
— Да, но мне думается, что в Царском поезде происходят какие то колебания в этом отношении. Я вижу это из того, что Государь присылал ко мне Нарышкина взять назад отданные мне временно на хранение телеграммы.
— Как же поступили Вы, Николай Владимирович? — спросил я.
— Я сказал Нарышкину, что буду по этому поводу с личным докладом у Государя и затем действительно прошел в вагон к Его Величеству. — Государь объяснил мне свое требование о возвращении телеграмм его настоятельным желанием не отправлять таковые впредь до нового распоряжения. — Я успокоил его в этом отношении и телеграммы остались у меня.


2.

Кроме самого отречения, Николай II составляет и подписывает два указа – один назначающий Г.Е. Львова председателем совета министров, другой – назначающий Вел. Кн. Николая Николаевича – верховным главнокомандующим. Когда это произошло?

a) Воейков
Между тремя и девятью часами вечера в императорском поезде переживались часы надежд на то, что каким-нибудь образом парализуются очевидные для всех измена и предательство, неизбежно за собой влекущие крушение России. Часть упований возлагалась на ожидавшийся приезд делегатов Думы. В это время государь написал два указа Сенату, скрепленные министром двора – графом Фредериксом.

б) Данилов
Затем Государем тут же у столика был набросан текст двух указов Правительствующему Сенату; один — о бытии Верховным Главнокомандующим Великого Князя Николая Николаевича, и другой указ — о назначении Председателем Совета Министров Князя Георгия Евгениевича Львова.
Вопрос о передаче Верховного Главнокомандования Великому Князю, подсказанный, насколько помню, Н. В. Рузским, казался всем очевидно бесспорным; что же касается второго назначения, то таковое было сделано в соответствии с мнением, выраженным присутствовавшими при этом депутатами.


в) Протокол Нарышкина (Сторожева?)
Его величество, ответив, что проект уже составлен, удалился к себе, где
собственноручно исправил заготовленный с утра манифест об отречении в том
смысле, что престол передается великому князю Михаилу Александровичу, а не
великому князю Алексею Николаевичу. Приказав его переписать, его величество
подписал манифест, и, войдя в вагон-салон, в 11 час. 40 мин., передал его
Гучкову. Депутаты попросили вставить фразу о присяге конституции нового
императора, что тут же было сделано его величеством. Одновременно были
собственноручно написаны его величеством указы Правительствующему Сенату о
назначении председателем совета министров князя Львова и верховным
главнокомандующим Николая Николаевича.


3. Момент приход Данилова и Рузского в царский вагон, куда уже пришли делегаты Думы. По протоколу Нарышкина изначально присутствовал только Рузский, а Данилов был вызван Рузским позднее. По воспоминаниям же самого Данилова он пришел одновременно с Рузским.

а) Воейков
Его Величество, выйдя в салон, поздоровался с депутатами, предложил им сесть и спросил, что они имеют ему передать. В начале этой беседы находились в салон-вагоне кроме государя императора, Гучкова и Шульгина только граф Фредерикс и генерал Нарышкин, последний записывал всё происходящее. Через некоторое время пришел еще Рузский.

б) Данилов
Я понял, что из царского поезда последовало депутатам приглашение — проследовать непосредственно к Государю; поэтому, пропустив мимо себя шедших, я вернулся в вагон и поделился своим выводом с Генералом Русским.
— Ну что же, сказал последний, у нас нет никаких тайных соображений, чтобы пытаться изменить установленный сверху порядок встречи. Я думаю, что для дела было бы полезнее предварительно обсудить создавшуюся обстановку до приема Государем Гучкова и Шульгина.
— Теперь же подождешь здесь, пока за нами пришлют.
Через некоторое время мы — не помню теперь через кого — получили приглашение Государя пройти к нему в вагон.
В прихожей вагона на вешалке висели два как будто мне уже знакомых штатских пальто; почему-то резким пятном они бросились мне в глаза.
— Они уже там, мелькнуло у меня в мозгу!..
И действительно! — В хорошо знакомом мне зеленоватом салоне за небольшим четырехугольным столом, придвинутым к стене, сидели с одной стороны Государь, а по другую сторону лицом ко входу А. И. Гучков и В. В. Шульгин.
Тут же, если не ошибаюсь, сидел или стоял, точно призрак в тумане, 78-милетний старик — граф Фредерикс...


в) Протокол Нарышкина(Сторожева?)
2-го марта, около 10 часов вечера приехали из Петрограда во Псков:
член Государственного Совета Гучков и член Государственной Думы Шульгин. Они
были тотчас приглашены в вагон-салон императорского поезда, где к тому
времени собрались: главнокомандующий армиями северного фронта
генерал-адъютант Рузский, министр императopcкого двора граф Фредерикс и
начальник военно-походной канцелярии е. и. в. свиты генерал-майор Нарышкин.
Его величество, войдя в вагон-салон, милостиво поздоровался с прибывшими и,
попросив всех сесть, приготовился выслушать приехаших депутатов.
….
что бы ни казалось, что акт совершен под давлением приехавших депутатов, и так как самое решение об отречении от престола было принято его величеством еще днем, то днем, по совету депутатов, на манифесте было поставлено при подписи в 3 часа дня, а на указах Правительствующему Сенату в 2 часа дня. При этом присутствовал, кроме
поименованных лиц, начальник штаба армии северного фронта генерал Данилов,
который был вызван генерал-адъютантом Рузским.



А) Воспоминания дворцового коменданта В.Н. Воейкова.
С царем и без царя. 1-е издание: Гельсингфорс, 1936.
Использовалось переиздание: Москва, Воениздат, 1995.

Б) Воспоминания начальника штаба северного фронта генерала Ю.Н.Данилова
Мои воспоминания об императоре Николае II и великом князе Михаиле Александровиче. — Архив Русской Революции. XIX. Берлин, 1928.
Также этот текст включен в книгу Данилова, в качестве одной из глав.
На пути к крушению. — М., Военное издательство, 1992.

В) Протокол Нарышкина (Сторожева?)
Протокол отречения напечатан впервые с подлинника, хранящегося в Центрархиве, проф. В. Н. Сторожевым; см. его статью "Февральская Революция" 1917 г." в сборнике "Научные Известия". (ГИЗ, М, 1922 г.).
Затем перепечатан в сборнике “Отречение Николая II.” 1-е издание: Ленинград ,1927.
Для сравнения использовалось 2-е репринтное издание: Москва, 1990.



Если такое обнаруживается при не очень глубоком сопоставлении книг опубликованных довольно большими тиражами, то что может обнаружиться при более серьёзном исследовании вопроса? Историки, ау!
Tags: 1917
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments